Лингвистический и экзегетический ключ (Роджерс) (1 Тимофею 6 глава 12 стих)

αγωνιζου praes. imper. med. (dep.) от αγωνιζομαι (#76) проводить соревнование, сражаться, бороться, воевать. Имеются в виду усилия, которые применяются для провозглашения благой вести (AM, 178f). αγων (#74) сражение, соревнование. В противоположность тем, что стремится к материальной наживе, оружием Тимофея являются праведность, набожность, вера, любовь, терпение и кротость (AM, 178). επιλαβου aor. imper. med. (dep.) от επιλαμβανω (#2138) держаться, хватать (RW). Это не будущая награда которая ждет в конце αγων, а нечто уже завоеванное и схваченное в текущей борьбе веры (AM, 179f). εκληθης aor. ind. pass, от καλεω (#2813) звать, ωμολογησας aor. ind. act. от ομολογεω (#3933) соглашаться, признавать, ομολογια (#3934) соглашение, признание. Это признание Иисуса Мессией (ЕСС, 133).


Учебная Библия МакАртура (1 Тимофею 6 глава 12 стих)

6:12 Подвизайся добрым подвигом веры Греческое слово «подвизаться» означает «прилагать отчаянные усилия» и употребляется для описания военных и спортивных упражнений — сосредоточенности, дисциплины и чрезвычайных усилий, необходимых для победы. «Добрый подвиг веры» есть духовное сражение с сатанинским царством тьмы, которое постоянно ведут все люди Божьи. См. пояснения к 2Кор 10:3−5; 2Тим 4:2. держись вечной жизни Павел здесь убеждает Тимофея «осознать» реальность вопросов, связанных с вечной жизнью, чтобы жизнь его и служение были наполнены стремлением к вечному и небесному (ср. Флп 3:20; Кол 3:2). к которой ты и призван Имеется в виду личный призыв Божий к спасению Тимофея (см. пояснение к Рим 1:7). доброе исповедание Публичное исповедание Тимофеем веры в Господа Иисуса Христа, которое произошло при его крещении, а затем повторилось при посвящении на служение (4:14; 2Тим 1:6).


Комментарии МакДональда (1 Тимофею 6 глава 12 стих)

6:12 Тимофей должен не только убегать и преуспевать, но и подвизаться. Подвизаться — значит не сражаться, а скорее состязаться. Данное слово взято из словаря не битв, а соревнований. Добрый подвиг, о котором здесь говорится, — это христианская вера и связанный с ней забег. Тимофей должен хорошо бежать в этом забеге. Он должен держаться вечной жизни. Это не значит, что он должен стремиться к спасению. Оно у него уже есть. Но теперь день за днем в его поступках должна отражаться вечная жизнь, которую он уже получил.

К этой вечной жизни Тимофей был призван в момент обращения. Он также исповедал доброе исповедание перед многими свидетелями. Под этим, возможно, имеется в виду его крещение, хотя оно может включать и все последующее свидетельство о Господе Иисусе Христе.


Толкование Мэтью Генри (1 Тимофею 6 глава 12 стих)

Стихи 6−12. Упомянув о тех, кто имел неверное представление о благочестии и употреблял его для служения своим мирским интересам, апостол I. Пользуется этим как поводом, чтобы показать превосходство состояния довольства и пагубность алчности.

1. Превосходство состояния довольства, ст. 6−8. Некоторые рассматривают христианство как выгодную профессию в этом мире. В том смысле, какой они подразумевают, это неверно; тем не менее является несомненной истиной то, что хотя торговать христианством есть наихудший из всех видов торговли, однако быть христианином — это наилучшее призвание в мире. Того, кто делает христианство своей профессией, чтобы оно служило его мирским интересам, ожидает разочарование: он убедится, что это плохая профессия; но кто смотрит на него как на свое призвание и дело всей своей жизни, тот узнает, как велика прибыль от него, ибо оно имеет обетование жизни настоящей и будущей.

(1) Истина, утверждаемая Павлом: Великое приобретение быть благочестивым и довольным (англ. — Благочестие с довольством есть великая прибыль. — Прим. переводчика). Некоторые читают это так: Благочестие с достатком, то есть, если человек имеет немного, но достаточно для поддержания его жизни в этом мире, то ему не надо желать большего, его благочестие в дополнение к его достатку составит для него великую прибыль. Малое у праведника лучше богатства многих нечестивцев, Пс 36:16. Мы читаем это как благочестие с довольством. Благочестие и само по себе есть великое приобретение, оно на все полезно, и где есть истинное благочестие, там всегда будет довольство; достигшие вершины довольства в своем благочестии являются счастливейшими людьми на свете. Благочестие и довольство, то есть христианское довольство (довольство, исходящее из принципов благочестия), составляет великое приобретение, оно равносильно обладанию всеми богатствами в мире. Благочестивый непременно будет счастлив в будущем мире, кроме того, ему и здесь будет вполне достаточно, если он довольствуется своим положением. Итак:

[1] Благочестие и довольство являются приобретением для христианина, благочестие — истинный путь к приобретению, более того, оно само является приобретением.

[2] Приобретение христианина велико, оно не похоже на жалкие прибытки мирских людей, так сильно привязанных к мирским благам.

[3] Благочестие всегда сопровождается довольством в той или иной степени. Все истинно благочестивые люди научились, как и апостол Павел, быть довольными в любом положении, Флп 4:11. Они довольствуются определенным им от Господа уделом, зная, что он является наилучшим для них. Поэтому будем достигать благочестия и довольства.

(2) Аргумент, приведенный Павлом в подтверждение этой истины: Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него, ст. 7. Вот в чем причина, почему мы должны довольствоваться малым.

[1] Мы ничего не можем требовать как долг, как положенное нам, ибо мы нагими пришли в этот мир. Всем, что мы приобрели, мы обязаны Божьему провидению. А Тот, Кто дал, может взять то, что Ему угодно и когда Ему угодно. Придя в этот мир, мы получили существование, тело и жизнь (которые больше пищи и одежды), хотя мы пришли нагими и ничего не принесли с собою; можем ли мы быть недовольными тем, что наше существование и наша жизнь продолжаются, даже если мы не имеем всего того, что нам хотелось бы иметь? Мы ничего не принесли с собою в этот мир, и тем не менее Бог обеспечил нас всем, взяв на Себя заботу о нас, Он поддерживал нас в течение всей нашей жизни до сего дня. Поэтому даже в час самой крайней нужды мы не можем быть беднее того, чем были, когда пришли в этот мир, хотя тогда мы были обеспечены всем необходимым. Поэтому будем уповать на Бога и в оставшееся время нашего странствования по земле.

[2] Мы ничего не унесем с собой из этого мира. Саван, гроб и могила вот все, что берет с собой из своего богатства самый богатейший из людей. Зачем же домогаться многого? Почему бы нам не довольствоваться малым, ибо как бы много мы ни имели, все должны будем оставить, Еккл 5:15−16.

(3) Из этого Павел делает вывод: Имея пропитание и одежду, будем довольны тем, ст. 8. Пропитание и покров, включающий в себя и одежду и жилище. Заметим: если Бог дает нам все необходимое для нашей жизни, мы должны довольствоваться этим, хотя и не обладаем сокровищами и удовольствиями этого мира. Если природа должна довольствоваться малым, то благодать должна довольствоваться меньшим; хотя у нас нет изысканной пищи и дорогих одежд, но если мы имеем достаточно пищи и одежды, то должны быть довольны. Агур молился: ...нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, Притч 30:8. Мы видим здесь:

[1] Какое безумие — полагать свое счастье в земных благах, если мы ничего не принесли с собой в этот мир и ничего не можем взять из него. Что будет делать мирской человек, когда смерть отнимет у него все его счастье и богатство, когда он должен будет навсегда распрощаться со всем тем, к чему был так сильно привязан? Он должен будет сказать вместе с несчастным Михой: Вы взяли богов моих... чего еще более? Суд 18:24.

[2] Жизненно необходимое — вот предел желаний истинного христианина, он старается довольствоваться этим; в его желаниях нет ненасытимости. Он удовлетворяется немногими удобствами этой жизни, и уверен, что будет иметь их: Имея пропитание и одежду...

2. Пагубное действие алчности: А желающие обогащаться (прилепляющиеся своим сердцем к мирскому богатству и готовые достигать его всеми правдами и неправдами) впадают в искушение и в сеть... ст. 9.

9. Здесь говорится не о богатых, а о тех, кто хочет быть богатым, кто видит свое счастье в мирском богатстве, кто неумеренно алчет и настойчиво, упрямо домогается его. Таковые неизбежно впадают в искушение и в сеть, ибо когда диавол видит, на какие пути влекут их вожделения, то он расставляет свои ловушки на нем. Он знал, как Ахан любил золото, и подложил его ему. Они впадают во многие безрассудные и вредные похоти. Заметьте:

(1) Апостол предполагает, что:

[1] Некоторые желают обогащаться, то есть приняли решение, что ничто меньшее их не удовлетворит.

[2] Таковым угрожает опасность погубить себя навеки, ибо они впадают в искушение и сеть.

[3] Мирские похоти безрассудны и вредны, ибо они погружают людей в бедствие и пагубу.

[4] Хорошо, когда мы сознаем всю опасность плотских похотей мира сего. Они безумны, и поэтому мы должны стыдиться их, пагубны, и поэтому мы должны бояться их, особенно если учесть степень их опасности ибо они погружают людей в бедствие и пагубу.

(2) Апостол утверждает, что корень всех зол есть сребролюбие, ст. 10. На какие только грехи ни толкает людей любовь к деньгам? В частности, именно она была причиной отступления некоторых от веры во Христа. Предавшись сребролюбию, от уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям. Заметьте:

[1] Что является корнем всех зол? — Сребролюбие. Люди могут иметь деньги, и тем не менее не любить их, если же они чрезмерно любят их, то это может толкнуть их на любое зло.

[2] Алчные люди готовы оставить веру, если это будет содействовать их обогащению: ... сребролюбие, которому предавшись, некоторые отступили от веры. Димас оставил меня, возлюбив нынешний век... 2Тим 4:10. Мир был дороже ему, чем христианство. Заметьте: тот, кто уклоняется от веры, подвергает себя многим скорбям, а кто отступает от Бога, тот собирает скорби для себя.

II. Павел берет из этого повод для того, чтобы предостеречь Тимофея и посоветовать ему хранить себя на пути Божием, на пути своего долга, в частности, исполнения вверенного ему как служителю дела. Он обращается к нему, как к человеку Божию. Служители — это люди Божии и должны во всем вести себя соответственно этому званию. Это люди, используемые для Бога, посвященные непосредственно для Его славы. Пророки Ветхого Завета назывались людьми Божиими.

1. Он призывает Тимофея остерегаться любви к деньгам, оказавшейся столь пагубной для многих: Ты же, человек Божий, убегай сего... Никому не следует прилепляться к земному, но особенно это не подобает людям Божиим; они должны быть заняты божественным.

2. Чтобы вооружить Тимофея против любви к миру, Павел предписывает ему следовать добру: ...преуспевай в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости, то есть в праведности во взаимоотношениях с людьми, в благочестии по отношению к Богу, в вере и любви, являющихся принципами духовной жизни и поддерживающих его на пути праведности и благочестия. Те, что следуют путем праведности и благочестия, из принципа веры и любви, нуждаются еще в терпении и кротости: в терпении, чтобы сносить укоризны как от Бога, так и от людей, и в кротости — чтобы с кротостью наставлять противников и сносить оскорбления и обиды. Заметьте: недостаточно, чтобы Божий человек просто избегал мирского, он должен следовать в прямо противоположном направлении. Как прекрасны люди Божии, преуспевающие в праведности! Они — украшение земли и, будучи одобряемы Богом, должны иметь также одобрение и от людей.

3. Павел призывает Тимофея быть воином: Подвизайся добрым подвигом веры... Тот, кто хочет достичь неба, должен подвизаться на пути к нему. На нем встречаются искушения и сопротивление властей тьмы. Это добрый подвиг, это доброе дело, которое принесет добрые результаты. Это подвиг веры, мы должны воинствовать не по плоти, ибо оружия воинствования нашего не плотские, 2Кор 10:3:

4. Он призывает его держаться вечной жизни. Заметим:

(1) Вечная жизнь предлагается нам как венец для нашего ободрения в борьбе, чтобы мы подвизались добрым подвигом веры.

(2) Мы должны держаться вечной жизни, боясь не достичь или потерять ее. Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего, Откр 3:11.

(3) Мы призваны подвизаться и держаться вечной жизни.

(4) Исповедание, какое исповедовали Тимофей и другие верные служители перед многими свидетелями, является добрым исповеданием, ибо они не только исповедовали, но и подвизались добрым подвигом веры и держались вечной жизни; их призвание и их собственное исповедание обязывали их к этому.


Толкование отцов церкви (1 Тимофею 6 глава 12 стих)

Феофан Затворник (1815−1894)

Подвизайся добрым подвигом веры, емлися за вечную жизнь, в нюже и зван был ecи, и исповедал ecи доброе исповедание пред многими свидетели

Урок продолжается. Потому и эти слова надлежит рассматривать в том же направлении, как и предыдущие, то есть в их отношении к нестяжательности или любостяжанию. — Подвизайся добрым подвигом веры. Подвиг предполагает не только усиленный труд, но и борьбу для преодоления препятствий внутренних и внешних, когда требуется не с делом только каким сладить, но при этом себя одолеть и все, что в себе восстает против него, и против других устоять, и над течением обстоятельств взять верх. В отношении к вере подвиг есть уверование, потому что надо и свой ум и волю подклонить под иго веры, и от прежней веры отстать, и с прежними единоверцами разойтись; еще больший подвиг есть и свое внутреннее, и свое внешнее наладить по духу веры, что всегда требует немалой перестройки порядков установившейся жизни своей; затем подвиг есть стоять твердо и в веровании, и в жизни по вере, — каковый подвиг наипаче труден и высок во время гонения и нападков на веру и верующих. Всё это общие всем верующим подвиги; но есть и особые, на некоторых только лицах лежащие подвиги веры, именно распространение веры и руководство других в деле веры, — подвиг Апостольский и пастырский. Какой в настоящем месте разуметь подвиг веры? Все, исключая подвига уверования; но особенно последний — Апостольский и пастырский. Святой Тимофей давно уже уверовал и познал веру во всей широте; об этом и поминать нечего. Но подвиг хранения веры и жизни в духе веры, подвиг перенесения искушений по причине веры, у пастыря же подвиг научения и руководства пасомых никогда не прекращается. Их все и можно разуметь в настоящем месте, как и делают наши толковники. Святой Златоуст говорит при сем о подвиге хранения веры и жизни в духе ее. «Требуется не только исповедание (принятие веры, уверование), но и стояние в нем, дабы постоянно пребывать в принятом исповедании; а для сего по всей справедливости нужны великие подвиги и немалые труды, чтоб не уклониться с правого пути; потому что много предстоит соблазнов, много препятствий. Вследствие сего тесен и прискорбен путь сей. Поэтому надо отовсюду оградить себя, надо со всех сторон надлежащим образом вооружить себя. Отовсюду появляются бесчисленные приманки, которые привлекают к себе душевные очи, именно — утехи, деньги, прельщение, леность, слава, гордость, власть, любоначалие, — и появляются со светлым и приятным лицом, способным привлечь к себе тех, которые подчиняются их влиянию и не очень любят истину, ибо она жестка и не содержит в себе ничего приятного. Почему? Потому что она всевозможные утешения обещает только в будущем, между тем как эти предметы уже теперь обещают почести, удовольствия, покой, конечно, не истинный, но имеющий только наружный его вид. Вследствие сего всякий сластолюбивый, изнеженный и слабодушный прилепляется к ним, бежа от трудов, сопряженных с добродетелию». — Экумений пишет о претерпении искушений за веру: «подвиг веры есть и все сказанное (в стихе 11: правда, благочестие и прочее), и мужество в искушениях за веру». Блаженный Феофилакт поминает и о трудах пастырства: «подвизайся, говорит, добрым подвигом веры, — то есть стой за веру твердо и непоколебимо и ревнуй о ней и силою слова, и чистотою жизни».

Как такого рода подвиги служат противоядием любостяжанию и крепкою основою нестяжательности, очевидно само собою. Дух жизни по вере есть от всего отрешенный и, следовательно, нелюбоимательный; искушения за веру, подобно огню, переплавлением очищающему металлы от сторонних примесей, выжигают всякие пристрастия к земному; пастырские же заботы, кроме сего, и времени не оставляют заняться стяжаниями. Почему Апостол и написал о подвигах: подвизаяйся от всех воздержится (1Кор 9:25) и: никтоже воин бывая обязуется куплями житейскими (ср.: 2Тим 2:4).

Емлися за вечную жизнь. Это прямо отрицает любостяжание. Взяться за вечную жизнь значит всею душою и всем сердцем взыскать ее. Взыскивать при сем стяжания уже нечем: и мысли, и желания — все переселены в область вечной жизни; для стяжания чего-либо временного не остается уже сил. И Спаситель сказал, что нельзя Богу работать и мамоне. Работы сии взаимно себя исключают. Почему возьмись за вечную жизнь, — и погасишь любостяжание, восприяв вместо него нестяжательность. К тому же, взявшись за вечную жизнь, надо уж и дела направить исключительно к стяжанию ее, — а они все держатся на самоотвержении и любви — деятельных, — кои обе суть для любостяжания огнь поядающий.

В нюже и зван был ecи. Обетование жизни вечной входило в предметы первого оглашения приходящих к вере. Проповедники с одной стороны представляли уму: открывается гнев Божий с небеси (ср.: Рим 1:18), — с другой: живот вечный возвещаем вам (ср.: 1Ин 1:2). Оттуда страх, отсюда сладкая надежда и влекли к вере, предлагая в ней средство зараз и от гнева избавиться, и вечного блаженства сделаться наследниками. И во все времена эти два побуждения привлекали и привлекают к вере, держали и держат в ней не холодными, а воодушевленными любителями ее. Апостол напоминает святому Тимофею: помнишь, что привлекло тебя к вере? Сладкая надежда вечных благ. Они и обещаны были тебе от лица Божия, так что ты прямо в жизнь вечную и зван, и, окрестившись, записан в наследники сей жизни, —в наследники Божий, сонаследники же Христовы (ср.: Рим 8:17). Так тебе, таковому сущу, не пристало любостяжательничать: ибо это значило бы золото и камение драгоценное променять на сор и плевелы. — Это и всем можно напоминать. Ибо «всякий приступающий ко крещению в жизнь вечную зовется» (Экумений).

И исповедал ecи доброе исповедание пред многими свидетели. — Исповедание — разумеется веры, которое добро есть, когда совершается небоязненно, с дерзновением, без всяких колебаний, с полною уверенностию в истине. Про какое поминается исповедание? Исповедание бывает при крещении; провозглашается исповедание пред мучителями; дается оно и пред рукоположением. Какое здесь? Меньше всего последнее. Уместно первое; на него наводит предыдущее: зван был ecи — и то обстоятельство, что святой Тимофей рекомендован был апостолу Павлу от всех верующих на своей ему родине, как жаркий ревнитель веры (см.: Деян 16:2). И еще более уместно второе. Сопутствуя Апостолу, святой Тимофей всюду являл исповедание веры; так что свидетельницею его исповедания была вся вселенная. Святой Златоуст говорит: «Апостол хвалит здесь дерзновение и мужество святого Тимофея; ты, говорит, на всех местах являл свое доброе исповедание». Блаженный Феофилакт пишет: «хвалит его дерзновение и мужество, как исповедавшего Христа среди опасностей. Или говорит об исповедании, бывающем при крещении, когда мы исповедуем, что отрицаемся от сатаны и сочетаваемся Христу».

Что есть такое исповедание для любостяжания и нестяжательности? То же, что и добрый подвиг веры. К тому же исповедающий Христа пред лицом смерти, внутреннейше и существенно от всего отрешается; но вместе с тем преисполняется неописанно ублажающими чувствами от действенного при сем общения с Господом, Который близ есть. Память о сем потом не отходит; намеренное же воспоминание о том восстановляет всякий раз в силе и полное отрешение, и всеблаженное вкушение Господа. Таковому где взять вкуса для тленных стяжаний?!

Онуфрий (Гагалюк) (1889−1938)

Подвизайся добрым подвигом веры

Почему вера в Бога и будущую жизнь есть подвиг, т.е. требует с нашей стороны усилий, борьбы, чтобы ее сохранить? — Два главнейших врага для нашей веры: уныние и соблазны. При виде людской несправедливости и гонений на святыни христианские у нас появляется уныние — стоит ли бороться за добро, действительно есть ли Бог… С другой стороны, жизнь земная манит неустойчивых своими красотами. Смотри, говорит, как красиво, хорошо на земле, зачем тебе проходить мимо радостей мирских, вот — они пред тобою, а будущая жизнь, кто знает, есть ли она? Вот и нужно постоянно христианину бороться с унынием и чарами греховными наслаждений… Борьба — и есть подвиг!

Источник: Письма и статьи. Над Словом Божиим (Толкование на Cвященное Писание).

Ефрем Сирин (~306−373)

Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты и призван, и исповедал доброе исповедание перед многими свидетелями

И подвизайся добрым подвигом веры, за что ожидает вознаграждение. Держись не сей временной жизни, но жизни вечной, к коей ты призван моею проповедью, — и исповедал доброе исповедание пред многими свидетелями, то есть пред многими гонителями ты постоянно и мужественно исповедывал веру, — они угнетали тебя, но ты не отрекся.

Подвизайся добрым подвигом веры

То есть за веру стой непоколебимо и непобедимо — силой слова и безукоризненной жизни.

Держись вечной жизни

Вот и высокая награда за подвиг — это вечная жизнь.

К которой ты и призван

Ибо к надежде на вечную жизнь ты призван.

И исповедал доброе исповедание перед многими свидетелями

Здесь апостол хвалит его дерзновение и мужество, как исповедавшего Христа среди опасностей. Или говорит об исповедании, бывающем при крещении, когда мы исповедуем, что отрицаемся от сатаны и сочетаемся Христу. Обрати внимание, что требуется не одно только исповедание, но и терпение, чтобы все время оставаться верным своему исповеданию, чтобы не отступить от него даже во время сильного гонения.

Лопухин А.П. (1852−1904)

Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты и призван, и исповедал доброе исповедание перед многими свидетелями

Вера, которая сама уже родилась не без борьбы в человеке, требует для своего утверждения также борьбы против различных искушений. Наградой за такую борьбу, составляющей предмет стремлений для всякого доброго христианина, явится вечная жизнь, к достижению которой Тимофей и призван чрез Евангелие и желание получить которую он засвидетельствовал при своем вступлении в Церковь, принимая св. крещение, в присутствии многих свидетелей, которые слышали читанное им исповедание веры. Апостол называет это исповедание добрым или прекрасным, как выражающее ясное убеждение в существовании загробного блаженства со Христом.

Источник: Толковая Библия.


Открыть окно