Лингвистический и экзегетический ключ (Роджерс) (2 Коринфянам 8 глава 13 стих)

ανεσις (#457) облегчение, ισοτητος (#2699) равенство. Здесь используется с предлогом: "согласно равномерности" (Hughes; см. ст. 11).


Комментарии МакДональда (2 Коринфянам 8 глава 13 стих)

8:13 Цель Павла не в том, чтобы ухудшить материальное положение коринфян. Он считает, что не требуется, чтобы иерусалимской церкви было облегчение, а коринфской — тяжесть или обеднение.


Толкование Мэтью Генри (2 Коринфянам 8 глава 13 стих)

Стихи 7−15. В этих стихах апостол использует ряд убедительных аргументов, чтобы вдохновить коринфян на дело благотворительности.

I. Он напоминает им об их выдающихся дарах и добродетелях и выражает желание, чтобы они изобиловали и сею добродетелью, ст. 7. Апостол употребляет много святого искусства, делая свое сильное обращение. Желая побудить коринфян к этому доброму делу, он хвалит их за другие добродетели, которыми они изобиловали. Заметим здесь, чем именно изобиловали коринфяне. Первой упоминается вера, ибо она является корнем всего; без веры невозможно угодить Богу (Евр 11:6), поэтому те, кто изобилует верою, будут изобиловать и другими дарами и добрыми делами; их вера будет действовать и проявлять себя в любви. К вере добавляется дар слова; это превосходный дар, очень много содействующий славе Божией и благу Церкви. Многие имеют веру, но ей недостает способности выражать себя в слове. Но коринфяне превосходили многие церкви своими духовными дарами, и особенно даром слова. И в то же время у них не было, как это случается со многими, никаких признаков невежества, ибо вместе с даром слова они обладали познанием, богатством познания. Изобиловали они также и всяким усердием. Имеющие познания и обладающие даром слова не всегда бывают самыми усердными христианами. Великие ораторы далеко не всегда бывают усердными делателями. Но коринфяне были в такой же степени усердными в делах, как и богатыми в познании и умеющими хорошо говорить. Далее, они изобиловали любовью к своему служителю, в противоположность многим, которые, обладая своими собственными дарами, склонны пренебрегать служителями. Итак, апостол желает, чтобы в дополнение ко всем этим добродетелям коринфяне изобиловали милосердием к бедным, чтобы к тому многому, что они имели, добавилось еще больше. Прежде чем переходить к другому аргументу, он старается предотвратить всякое неверное понимание его намерений относительно них, будто он хочет наложить на них тяжелое бремя, пользуясь своей властью; он объясняет им (ст. 8), что говорит это не в виде повеления, то есть не как власть имеющий. Я даю совет, ст. 10. Он берет повод из усердия других и советует то, что подобает им, что докажет искренность их любви, то есть будет истинным плодом и признаком ее.

II. Другой аргумент взят из рассуждений о благодати нашего Господа Иисуса Христа. Самыми лучшими доводами для исполнения христианином его долга являются доводы, взятые из любви Христовой, которая объемлет нас. Пример церквей Македонии заслуживал того, чтобы коринфяне подражали ему, однако пример Господа нашего Иисуса Христа должен иметь гораздо большее влияние на них. Ибо вы знаете, — говорит апостол, — благодать Господа нашего Иисуса Христа (ст. 9), что Он, будучи богат.., то есть будучи Богом, равным по силе и славе с Отцом, богатый всей славой и блаженством горнего мира, ... обнищал ради вас; не только стал человеком ради нас, но бедным человеком. Он был рожден в бедной обстановке, жил в бедности и умер в бедности; и все это ради нас, чтобы нам обогатиться Его нищетою, обогатиться благоволением и любовью Бога, благословениями и обетованиями Нового завета, надеждой на вечную жизнь, стать наследниками Царства Его. Вот в чем причина, почему мы должны быть милосердными к бедным, отдавая из того, что имеем, — потому что мы сами живем за счет милосердия Господа Иисуса Христа.

III. Следующий довод взят из собственных добрых намерений коринфян, из их желания начать это доброе дело. Относительно этого апостол говорит:

1. Это было целесообразно для них — осуществить то, что они намеревались сделать, и закончить уже начатое дело, ст. 10−11. Что означали их добрые намерения и хорошее начало? Добрые намерения — это поистине хорошее дело; они подобны почкам и цветкам, приятным для глаза и питающим надежду на добрый плод; но они пропадают и теряют всякое значение, если не осуществляются. Также и доброе начало очень приятно, но мы лишимся всякой пользы от него, если не будем последовательны и не принесем плода, не завершим дела. Поэтому, видя усердное желание коринфян, он хочет, чтобы они позаботились совершить само дело, в соответствии с их достатком. Ибо (2) Это будет угодно Богу. Усердие... принимается (ст. 12), когда оно сопровождается искренними стараниями. Когда люди намереваются сделать что-то доброе и стараются осуществить его по своим возможностям, Бог примет то, что они могут дать, и не отвергнет их, за то что они чего-то не могли, что было не в их силах сделать. Это справедливо и в отношении всего другого, а не только дел милосердия. Но позволим себе отметить при этом, что данное место Священного Писания отнюдь не оправдывает тех, кто думает, будто одних добрых намерений достаточно или что добрые намерения и добрые желания достаточны для их спасения. Добрые намерения принимаются, конечно, в том случае, когда осуществление их лежит за пределами наших возможностей или когда Сам Бог препятствует их осуществлению, как это было в случае с Давидом, когда он собирался построить дом Божий, 2Цар 7 гл.

IV. Другой аргумент берется из того различия в распределении земных благ, какое усматривается провидением, и из нестабильности положения человека в этом мире, ст. 13−15. Значение этого аргумента заключается, по-видимому, в следующем: провидение распределяет материальные блага так, что одни имеют больше, а другие — меньше, с той целью, чтобы те, у кого избыток, могли восполнить недостаток у других, то есть чтобы была возможность для дел милосердия. И далее: Учитывая изменчивость материального положения человека в этом мире, и то, как скоро может произойти его изменение (так что имевшие когда-то избыток станут нуждаться в других, чтобы они восполнили их недостаток), следует проявлять милосердие, когда мы в состоянии это делать. Воля Божия такова, чтобы мы, восполняя нужды друг друга, обеспечивали некоторую равномерность. Имеется в виду при этом не абсолютное равенство, или уравниловка, уничтожающая частную собственность, — в таком случае дела милосердия становятся невозможными, — но соблюдение пропорциональности в распределении помощи, так чтобы не было одним облегчение, а другим — тяжесть; поэтому все должны сами позаботиться об обеспечении нуждающихся. Эта мысль иллюстрируется примером того, как собиралась и распределялась манна в пустыне (о чем мы читаем в Исх 16): каждая семья, каждый член семьи обязаны были собрать столько, сколько могли, а потом все собранное складывалось в общем хранилище, откуда хозяин семьи выдавал каждому по потребностям, некоторым больше, чем они могли собрать, по причине возраста или слабого здоровья, а некоторым меньше, чем они собрали, потому что им не нужно было так много. И таким образом, кто собрал много (больше, чем ему требовалось), не имел лишнего, когда поделился с тем, кто мало собрал, и мало собравший не имел недостатка. Заметим: Положение людей в этом мире таково, что мы зависим друг от друга и должны помогать друг другу. Как бы много ни имел человек в этом мире, все его изобилие состоит в пище и одежде; и те, кто имеет мало, редко лишены этих необходимых благ; имеющие избыток не должны допускать того, чтобы кто-то терпел недостаток их, но должны быть готовы оказать поддержку нуждающимся.


Толкование отцов церкви (2 Коринфянам 8 глава 13 стих)

Амвросий Медиоланский (~339−397)

Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность

Здесь (он и говорит о соблюдении известной) меры; (это потому), что совет свой он давал (еще) несовершенным, ибо только они и могут претерпевать «тяжесть». Но если кто либо и из священников или служителей церкви, не желая обременять церковь, не отдаст всего, что он имеет, если (в то же время) свою службу он будет проходить вполне достойно, — то такого я не почитаю за несовершеннаго. И я полагаю, что (Апостол) разумел (dixerit) здесь «тяжесть» не духа, а хозяйственных забот (rei familiaris).

Источник: Об обязанностях священнослужителей. Книга I.

Феофан Затворник (1815−1894)

Не бо да иным убо отрада, вам же скорбь; но по изравнению

Апостол пишет здесь закон правды, а не любви, ибо любовь не имеет границ. Она не только все свое, но и жизнь свою полагает за други своя. Но такие проявления любви не вводятся в ряд обязанностей, ибо по естеству это неисполнимо. Когда благодать Духа изливает в сердце любовь, тогда она все приносит в жертву, и приносит потому, что сытость в этом находит, а без этого чувствует себя не сытою, голодает. Общий же порядок таков, чтоб делать только возможное, не да иным отрада, вам же скорбь, но по изравнению. Дающий лишнее себя ставит в меру и другого нуждающегося поднимает в свою меру, — и сравнялись. Если б и это правило стало законом жизни между нами, и тогда бедность давно бы исчезла из среды христиан. Но то беда, что в душах наших царит: себе нужно. Кто положит меру этому себе нужно? Но когда себе нужно, то, значит, дать другим — себе скорбь, и нет изравнения. И пошел бедный в скорби без пособия, а не подавший остался в покойном самодовольстве: нет, говорит, правила, да иным отрада, а себе скорбь, но по изравнению. Этим камнем заграждает он уста совести; она и смолкает до времени.

С какого термина начинается скорбь себе от уделения другим от своего, этого сторонний никто определить не может, — нельзя входить с своею меркою в круг жизни другого. Предел этому знает один Бог и своя совесть иногда, ибо верности ее определений много помех внутри же. Только кто совсем рассчитывается с житейским, может раздавать без предела. Но и в них это есть совершенство желанное, не всеми, однако же, являемое. Посему и Спаситель не вдруг на него указал. К мысли об этом по поводу настоящего текста пришел блаженный Феодорит и говорит: «Совершенством Владыка поставляет полное презрение к имуществу и добровольную нищету; впрочем, учит, что и без сего совершенства можно улучшить вечную жизнь; ибо на вопрос юноши: что сотворив живот вечный наследствую (Лк 10:25)? не вдруг предложил ему учение о совершенстве, но напомнил о других заповедях, и когда юноша сказал, что исполнил все заповеди, посоветовал ему избрать жизнь неозабоченную и нестяжательную. Наученный сим, Божественный Апостол не великое что-либо узаконяет, но соразмеряет законы с немощию духа. Посему-то сказал: не да иным отрада, вам же скорбь, и повелел уделять излишнее».

Источник: Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла, истолкованное святителем Феофаном.

Ефрем Сирин (~306−373)

Ст. 13−15 Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность. Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка, чтобы была равномерность, как написано: кто собрал много, не имел лишнего; и кто мало, не имел недостатка

Говорю это не потому, чтобы вам я как бы желал скорби, а им утешения. Но ваш явный избыток их недостаток преходящий да восполняет, и избыток их, который не преходит, восполнит скрытый ваш недостаток, дабы было равенство во всем, то есть в скрытом и явном: как и в пустыне было явное равенство между собиравшими манну (Исх 16:18).

Источник: Толкование на священное Писание. Второе послание к Коринфянам

Феофилакт Болгарский (~1078−~1107)

Ст. 13−14 Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность. Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка, чтобы была равномерность

Вы, говорит, не должны давать сверх сил, чтобы другие проводили жизнь в роскоши и удовольствиях, а вы терпели от того нужду и скорбь. Господь похвалил вдовицу, что подала все, что имела (Мк 12:44). Но Павел не делает этого теперь, отчасти потому, что коринфяне были еще слабы, отчасти же потому, что они были богаты, так что если бы подали и по силам, то составилось бы большое, почтенное и богатое подаяние. Притом апостол надеется, что пример фессалоникийцев побудит коринфян к большему, и потому предоставляет дело на их волю. И в следующих словах незаметно побуждает их к тому же.

Но чтобы была равномерность. Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка

То есть вы богаты имуществом, а они богаты дерзновением к Богу. Поэтому дайте им от избытка имений своих то, чего они не имеют, чтобы вам получить взамен дерзновение, которым они богаты и в котором вы имеете недостаток. Смотри, как незаметно располагает их подавать и сверх сил. Если, говорит, хочешь получить от избытка, то и подавай от избытка; если же хочешь получить полное вознаграждение, то и сам подавай вполне, то есть и от недостатка, и сверх силы; впрочем, не говорит этого явно. Итак, доселе убеждал, кажется, к подаянию посильному.

Источник: Толкование на Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла.

Амвросиаст (IV в.)

Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность

Истинно так, ибо так подается [милостыня] , чтобы не застала нужда дающего. Но чтобы была равномерность. Говорит это апостол, чтобы кто сколько имеет, до времени разделил со святыми — ведь не больше дается, чем себе должно оставить.

Источник: На Послания к Коринфянам


Открыть окно