Лингвистический и экзегетический ключ (Роджерс) (2 Коринфянам 5 глава 11 стих)

ειδοτες perf. act. part, (причины) οιδα (#3857) знать. Def. perf. со знач. praes. (см. 4:14). φοβον του κυριου (#5832: 3261) "страх Господа". Это страх при мысли о предстоящем суде Христа, когда вся жизнь человека будет рассматриваться и оцениваться (Plummer). Это может быть, однако, и ссылкой на ветхозаветное представление уважения или страха перед Богом (Furnish; Thrall). Obj. gen. πειθομεν praes. ind. act. от πειθω (#4275) убеждать. Praes. может быть конативным: "мы пытаемся убедить" (Barrett; SMT, 8). πεφανερωμεθα perf. ind. pass, от φανεροω (#5746) проявлять, συνειδησις (#5287) совесть (см. Рим. 2:15). πεφανερωσθαι perf. pass. inf. от φανεροω (#5746) прояснять (см. ст. 10). Perf. указывает, что истинная и целостная сущность Павла всегда была открыта и продолжает быть открыта для совести коринфян (Hughes). Inf. как дополнение основного гл.


Учебная Библия МакАртура (2 Коринфянам 5 глава 11 стих)

5:11 страх Господень Более понятно «бояться Господа». Речь идет не о состоянии испуга, а о благоговейном хождении Павла перед Богом. И это является как внутренним основанием для такого почитания Господа, которое обеспечило бы наивысшую награду от Него (ср. 7:1; Пр. 9:10; Деян 9:31). мы вразумляем людей Греч. эквивалент слова «вразумлять» означает искать чьего-либо расположения (ср. Гал 1:10). Это слово может означать проповедь Евангелия (Деян 18:14; 28:23), но здесь Павел вразумляет других не по поводу спасения, а по поводу своей честности. Если бы коринфяне пошли за лжеучителями и оставили Божественное учение Павла, это могло лишить их вечной награды. открыты Истинное духовное состояние и искренность Павла обозреваются Богом (см. пояснение к 1:12; ср. Деян 23:1; 24:16), и он хочет, чтобы коринфянам это тоже было известно.


Комментарии МакДональда (2 Коринфянам 5 глава 11 стих)

5:11 Обычно считают, что значение этого стиха таково: поскольку Павел знал о страшном Божьем суде над грехом и об ужасах ада, он ходил повсюду, убеждая людей принять Евангелие. Это верно, но в то же время, по нашему мнению, основное значение данного конкретного отрывка не в этом. Здесь Павел говорит не столько об ужасе Господнем для неспасенных, сколько о благоговейном трепете, с которым он старался служить Господу и угождать Ему. Апостол знает, что для Бога его жизнь — как открытая книга.

Но он хотел бы, чтобы и коринфяне убедились в его чистоте и верности в служении благовествования. И поэтому он говорит, по сути, вот что: «Поскольку мы знаем страх Господень, мы стараемся убедить людей в нашей чистоте и искренности как служителей Христовых. Но преуспеем ли мы в убеждении людей или нет, Богу мы открыты. Надеемся, что так же мы открыты и вашим совестям, коринфяне!» Кажется, это объяснение лучше всего соответствует контексту.


Толкование Мэтью Генри (2 Коринфянам 5 глава 11 стих)

Стихи 1−11. В этих стихах апостол продолжает начатое в предыдущей главе рассуждение о том, что было основанием их мужества и терпения в скорбях.

I. Он говорит, что они ожидают вечного блаженства, желают его и уверены в нем, ст. 1−5. Рассмотрим по отдельности:

1. Надежду верующего человека на вечное блаженство после смерти, ст. 1. Он не только знает, или уверен в истинности и реальности его, — что по окончании земной жизни начнется другая, блаженная жизнь, — но надеется, что по благодати Божией будет иметь свою долю в этом вечном блаженстве невидимого мира: «Мы знаем, что имеем жилище от Бога, имеем твердую и хорошо обоснованную надежду на будущее блаженство». Обратим внимание здесь на следующее:

(1) Что такое небо в глазах верующего человека. Он смотрит на него как на свое жилище, или место обитания, место покоя, убежище, как на дом Отца, имеющий много обителей, и как на свой вечный дом. Это жилище находится на небесах, в превознесенном и святом месте, настолько превосходящем все земные дворцы, насколько небо выше земли. Это жилище Божие, строителем и художником его является Бог, поэтому оно достойно своего Создателя; блаженство будущей жизни — это то, что Бог приготовил для любящих Его. Это небесное жилище, вечный нерукотворный дом, непохожий на земной, на нашу бедную хижину из глины, в которой сейчас обитает наша душа, которая подвержена тлению и разрушению, которой основанием является прах.

(2) Когда мы надеемся обладать этим блаженством — сразу после смерти, как только земной наш дом, эта хижина, разрушится. Заметьте:

[1] Тело, наш земной дом, представляет собой всего лишь хижину, ей вскоре надлежит разрушиться, когда распадутся все скрепляющие ее связи и тело возвратится в прах, чем оно и было.

[2] Когда это произойдет, тогда мы будем иметь дом нерукотворный. Дух возвратится к Богу, Который дал его; кто здесь ходил перед Богом, тот в вечности будет обитать с Ним.

2. Горячее желание верующего иметь это вечное блаженство. Оно выражено словами — мы воздыхаем, что означает:

(1) Скорбные вздохи под тяжким бременем; именно так стенают верующие под бременем жизни: Оттого мы и воздыхаем.., ст. 2. Ибо мы, находясь в этой хижине, воздыхаем под бременем.., ст. 4. Тело из плоти это тяжкое бремя, а бедствия жизни — тяжелый груз. Но воздыхания верующих связаны с тем, что души их обременены греховным телом и многими похотями, которые еще остаются в нем и восстают на них. Это заставляет их жаловаться: Бедный я человек!.. (Рим 7:24).

(2) Стенания, вызванные желанием вечного блаженства: ...желая облечься в небесное наше жилище (ст. 2), то есть получить блаженное бессмертие, чтобы смертное поглощено было жизнью (ст. 4), чтобы, будучи одетыми, нам не оказаться нагими (ст. 3), (англ. — Прим. переводчика), чтобы, если на то будет воля Божия, нам не умереть, а измениться, ибо быть раздетым — это состояние, само по себе нежелательное. Смерть, рассматриваемая только как отделение души от тела, не может быть желанной, скорее, она может устрашать нас; но когда верующий человек воспринимает смерть как переход в вечную славу, то он предпочитает скорее умереть, чем жить, желает лучше выйти из тела и водвориться у Господа (ст. 8), оставить тело, чтобы уйти к Христу, сбросить с себя эти рубища смертного естества, чтобы облечься в одежды славы. Примечание:

[1] Смерть лишает нас телесной оболочки и всех удовольствий земной жизни, а также кладет конец всем земным скорбям. Нагими мы пришли в этот мир, нагими и уйдем из него. Но [2] добродетельные души не окажутся нагими на том свете, нет, они будут одеты в величественные одежды, одежды праведности и славы. Они будут избавлены от всех бед, и одежды их будут омыты и убелены кровью Агнца, Откр 7:14.

3. Уверенность верующего человека в том, что он имеет свою долю этого будущего блаженства, основана на: опыте познания благодати Божией, которая подготавливает его к этому блаженству и делает достойным его. На сие самое и создал нас Бог.., ст. 5. Каждая душа, предназначенная в будущем для неба, обрабатывается, или подготавливается, для него здесь, на земле; камни для духовного строения, для храма небесного обтесываются здесь, внизу. Сам Бог работает над нами, ибо только Его сила может сделать душу причастницей Божеского естества, ни одна рука, кроме руки Божией, не способна приготовить нас к вечности.

(2) На данном Богом залоге Духа. Залог эта частичная расплата, гарантирующая полную расплату. Благодать и утешения Духа, даруемые нам в настоящее время, являются залогом вечной благодати и вечного утешения.

II. Апостол делает вывод из сказанного для утешения верующих в их настоящем состоянии, в условиях земной жизни, ст. 6−8.

1. Их положение в этом мире описывается словами: ...устранены от Господа, ст. 6. Они странники и пришельцы в этом мире, временно обитающие в своих земных хижинах, и хотя Бог пребывает с нами Своим Духом, однако мы здесь не можем разделять с Ним такого общения, какое надеемся иметь в будущем, когда увидим Его, как Он есть. Мы не можем видеть Его лица, пока живы: Ибо мы ходим верою, а не видением, ст. 7. Примечание: Вера предназначена для этого мира, а видение — для потустороннего; поэтому мы должны здесь жить верою, пока не сможем жить видением.

2. Во времена скорби и даже в час смерти мы должны быть спокойны и мужественны: Итак мы всегда благодушествуем... (ст. 6), и снова (ст. 8): ...мы благодушествуем и желаем лучше выйти из тела... Истинные христиане, верою ожидающие будущего мира и имеющие доброе основание для своего упования на блаженство после смерти, находят утешение в жизненных скорбях и получают поддержку в час смерти; они мужественно встречают своего самого жестокого врага и когда по воле Божией должны будут выйти из тела, то предпочтут лучше умереть, чем жить. Примечание: Так как рожденные свыше стремятся туда, откуда они пришли, то смерть для них означает лишь выход из тела и не медленное водворение у Господа: только умрем — и уже со Христом; только закроем глаза на этот мир и тут же откроем их на мир славы. Вера обратится в видение.

III. Он переходит к следующему выводу, имеющему целью вдохновить как себя самого, так и других на исполнение долга, ст. 9−11. Суть этого вывода состоит в том, что хорошо обоснованная надежда на небо не дает нам ни малейшего повода для праздности и греховной уверенности, напротив, она должна побуждать нас прилагать больше усердия и старания: И потому ревностно стараемся.., ст. 9. Заметьте здесь:

1. К чему стремился апостол — быть Ему угодным. Мы ревностно стараемся, чтобы живя и умирая, в теле или вне тела, быть Ему угодными, Господу. Они жаждали этого как самого великого благословения и как самой высокой чести, это была вершина их стремлений.

2. Другие мотивы, побуждавшие их к усердию, вытекали из их размышлений о судилище Христовом, ст. 10−11. В этом вопросе есть многое, что внушает страх даже самым лучшим из людей и побуждает их к наивысшему усердию, как например: определенность этого судилища, ибо нам должно явиться пред ним; его всеобщность, ибо нам всем должно явиться; великий Судия, пред Чьим судилищем нам надлежит предстать, есть Господь Иисус Христос, Который явится в пламенеющем огне; вознаграждение будет соответствовать тому, что мы делали в теле, доброе или худое. Апостол называет это судилище, внушающее страх человеку, страх Господень, ст. 11; он страстно хотел склонить людей к покаянию и святой жизни, чтобы в день, когда Христос явится как внушающий страх, они смогли спокойно предстать перед Ним. Что касается его собственной преданности и усердия, то он с уверенностью апеллирует к Богу, а также к совести тех, кому пишет: ...Богу же мы открыты; надеюсь, что открыты и вашим совестям.


Толкование отцов церкви (2 Коринфянам 5 глава 11 стих)

Иоанн Златоуст (~347−407)

Ст. 11−12 Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей, Богу же мы открыты; надеюсь, что открыты и вашим совестям. Не снова представляем себя вам, но даем вам повод хвалиться нами, дабы имели вы что сказать тем, которые хвалятся лицем, а не сердцем

Итак, говорит, зная это, т. е., тот страшный суд, мы делаем все так, чтобы не подать вам никакого повода даже ложно подозревать нас в неискренности нашего действования. Видишь ли строгую точность в исполнении обязанностей, и заботливость души, пекущейся (о благе других)? «Мы, — говорит, — подлежим осуждению, не только тогда, когда, в самом деле, сделали бы что худое, но подвергаемся ему и тогда, когда, ничего худого не сделавши, бываем подозреваемы в худом и, будучи властны удалить подозрение, не заботимся о том». «Не снова представляем себя вам, но даем вам повод хвалиться нами» (ст. 12). Смотри, как он всегда предупреждает подозрение в мнимом самохвальстве, — потому что ничто так не оскорбляет слуха слушателей, как рассказ чего-либо великого и необычайного о себе самом. Но так как он вынужден был сказать о себе нечто такое, то и поправляет себя, говоря: «Мы делаем это для вас, а не для себя, — чтобы вы имели, чем хвалиться, а не мы»; но и это не без цели, а по причине лжеапостолов, почему и прибавляет: «тем, которые хвалятся лицем, а не сердцем». Видишь ли, как он отвлек их от лжеапостолов и привлек на свою сторону, показав, что и сами коринфяне желают воспользоваться случаем, чтобы защитить его и отвечать за него тем, которые его порицали? «Не для того, — говорит, — чтобы нас хвалили, говорим это, но для того, чтобы вы могли свободно говорить за нас, — что доказывает вместе и великую любовь его к ним, — и не для того, чтобы вам хвалиться только, но чтобы вас не обманывали более». Так, впрочем, открыто он этого не сказал, а выразил то же другими словами, более умеренными, и не делая им упрека, говоря: «дабы имели вы», чем похвалиться «тем, которые хвалятся лицем». И это он заповедует им делать не просто и без всякой нужды, но когда лжеапостолы будут превозноситься, потому что он везде соображается с обстоятельствами. Итак, не для своей славы он говорит это, но чтобы заградить уста лжеапостолам, ко вреду коринфян хвалящимся своими делами. Но что значит — «в лице»? Хвалиться наружными делами, совершаемыми напоказ. А лжеапостолы были действительно таковы, и все делали из любочестия; будучи пусты в душе, — хотя имели вид благочестия, и казались достойными почтения, — были чужды добрых дел.

Источник: Гомилии на 2-е послание к Коринфянам

Феофан Затворник (1815−1894)

Ведуще убо страх Господень, человеки увещаваем, Богови же явлени есмы: уповаем же, яко и в совестех ваших явлени есмы

Как отсвет какой, снес святой Апостол от созерцания будущей жизни, суда и воздаяния по делам — отрезвляющий страх. Нам ведом, говорит, страх Господень, и им проникнуты быв, увещеваем людей, как имеющие дать отчет Богу во всяком слове и деле. Мы так предлагаем слово увещания, как сознающие, что нас видит Бог. Здесь то же выражает Апостол, что прежде: пред Богом во Христе глаголем (2Кор 2:17). Бог видит, говорит, что в слове нашем нет ни лжи, ни лукавства, ни лести. Мы уверены, что и вы не иначе понимаете нас, ибо мы не внешно знаемы вам, а ведомы очевидно самой совести вашей.

Ведуще страх, не умом представляя, но нося его в сердце своем. Человеки увещаваем, πειθομεν, — убеждаем. В чем? — В чем посланы убеждать, — чтоб веровали, освящались таинствами и принимали чрез них благодатную силу к жизни по заповедям Божиим, чтоб в пришествие Господне явиться чистыми и непорочными. Это обнимает все содержание апостольских увещаний. Но часто они вынуждены были заниматься побочными возникавшими вопросами; особенно нередко нужно было удостоверять верующих в неложности и искренности слова своего. Прокрадывались какие-либо недобрые мысли об Апостолах в среду верующих и расстраивали их. Действие веры в душах их чрез то сокращалось или совсем прекращалось. Апостолы долгом своим считали разгонять такие мысли, чтобы дать простор действию веры. Наши толковники под словом: πειθομεν в настоящем месте именно это и разумеют. Феофилакт пишет: Человеки увещаваем — стоит вместо: врачуем соблазны. «Ибо хотя бы ты не делал ничего худого, но если, подав какой-либо повод к подозрениям и имея возможность рассеять соблазн, не рассеиваешь его, то подлежишь осуждению». То же Феодорит говорит: «Мы стараемся исправить тех, которые имеют о нас ложные мнения и доставить о себе сведение, каковы мы действительно». Так и святой Златоуст: «Таким образом, говорит святой Апостол, зная сие, то есть оный страшный суд, мы делаем все так, чтобы не подать вам никакого повода даже ложно подозревать нас в неискренности нашего действования. Видишь ли строгую точность в исполнении обязанностей и заботливость души, пекущейся о благе других? Ибо, говорит, мы подлежим осуждению не только тогда, когда бы в самом деле сделали что худое, но подвергаемся оному и тогда, когда, ничего худого не сделавши, бываем подозреваемы в худом и, будучи властны удалить подозрение, не заботимся о том».

Богу же явлени есмы. «Бог все знает; Его нечего удостоверять нам в искренности своей» (Экумений). Пред Богом мы открыты; Он видит образ нашего действования; и не следует предлагать Ему какие-либо объяснения, как бы приявшему что соблазнительное на наш счет» (Феофилакт). Цель Апостола в этом слове не Божие всеведение и всевидение представить, а сказать, что их убеждение во всеведении Божием не дозволяет им допустить в себе что-либо неискреннее. Мы ходим, говорим и действуем с сознанием присутствия Божия, и это сознание хранит нас чистыми во всем, подобно пророку Давиду, который говорит: предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся (Пс 15:8).

Уповаем же, ελπιζω, уповаю; будто ожидает, а между тем выражает полную свою уверенность и этою уверенностию разгоняет всякое недоумение, если б оно таилось еще в них. Он говорит как бы: «Вы не имеете нужды в наших удостоверениях, в точности зная нашу цель» (Феодорит). «Каковы мы на деле, такими вы и знаете нас, и знаете точно, в чистой и ясной совести» (Экумений). «Вы хорошо знаете все наше; мы открыты пред вами; и нам не предлежит разгонять ваши соблазны и подозрения» (Феофилакт). Так говорит Апостол про большинство их, про тело Церкви Коринфской; а что были там и некоторые недобромыслы, об этом говорит Апостол в последней части послания.

Источник: Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла, истолкованное святителем Феофаном.

Феофилакт Болгарский (~1078−~1107)

Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей, Богу же мы открыты; надеюсь, что открыты и вашим совестям

Зная, говорит, о Страшном Суде, мы делаем все так, чтобы не ввести людей в соблазн, ибо сие означают слова вразумляем людей, то есть врачуем от соблазнов. Ибо мы подлежим осуждению не только тогда, когда сделали что худое, но и тогда, когда, будучи в состоянии удалить повод к подозрению и устранить соблазн, не делаем этого. Богу же мы открыты, ибо Он знает, как мы проводим жизнь, и нет нужды убеждать Его, как убеждают сомневающегося. Надеюсь, что открыты и вашим совестям, как хорошо знающим все, касающееся нас. Поэтому нет нужды убеждать вас, будто потерпевших от нас соблазн.

Источник: Толкование на Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла.

Лопухин А.П. (1852−1904)

Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей, Богу же мы открыты; надеюсь, что открыты и вашим совестям

Апостола Павла упрекали в том, что он хитростью привлекает к себе людей и что его поведение двусмысленно. Павел отвечает на это: «да, я убеждаю, уговариваю (по-русски неточно: вразумляем) людей, но при этом страх пред Господом как пред Судьей удерживает меня всегда в границах дозволенных действий… Я могу казаться своим противникам не совсем открыто действующим человеком, но Бог видит, что я поступаю искренне и по совести. Вы и сами должны знать это» (открыты и вашим совестям).

Ст. 11−16 Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей, Богу же мы открыты; надеюсь, что открыты и вашим совестям. Не снова представляем себя вам, но даем вам повод хвалиться нами, дабы имели вы что' сказать тем, которые хвалятся лицем, а не сердцем. Если мы выходим из себя, то для Бога; если же скромны, то для вас. Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего. Потому отныне мы никого не знаем по плоти; если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем

Ап., будучи твердо уверен в будущем своем прославлении, смело проповедует повсюду и открытым лицом смотрит на всех: ему нечего бояться.

Источник: Толковая Библия.


Открыть окно