Лингвистический и экзегетический ключ (Роджерс) (2 Коринфянам 11 глава 31 стих)

οιδεν perf. ind. act. от οιδα (#3857) знать. Def. perf. со знач. praes. ων praes. act. part, от ειμι (#1639) быть. Subst. part, подчеркивает длительность, ευλογητος (#2329) благословенный (см. 1:3). ψευδομαι (#6017) praes. ind. med. (dep.) лгать.


Учебная Библия МакАртура (2 Коринфянам 11 глава 31 стих)

11:16−32 Обсудив вопросы финансовой поддержки (ст. 7−12) и обличив лжеучителей как эмиссаров сатаны (ст. 13:15), Павел возвращается к «неразумию» самовосхваления, к которому его вынудили коринфяне (ст. 1−6; см. пояснение к ст. 1).


Комментарии МакДональда (2 Коринфянам 11 глава 31 стих)

11:31 Думая о своих страданиях и перенесенных оскорблениях, Павел инстинктивно возвращается к самому унизительному моменту своей жизни. Если он хочет гордиться своей слабостью, он не может не упомянуть происшедшее в Дамаске. Для любого человека хвалиться таким унижением настолько неестественно, что Павел ссылается на Бога для подтверждения истинности своих слов.


Толкование Мэтью Генри (2 Коринфянам 11 глава 31 стих)

Стихи 22−32. В этих стихах апостол довольно подробно рассказывает о себе, о своих достоинствах, трудах и страданиях (не из гордости или тщеславия, а ради прославления Бога, сделавшего его способным на такие великие страдания за дело Христа); во всем этом он превосходил лжеапостолов, которые так хотели умалить его достоинства и его успехи среди коринфян. Заметьте:

I. Павел упоминает о привилегиях своего происхождения (ст. 22), не уступавших ни одной из тех привилегий лжеапостолов, на какие они могли бы претендовать. Он был евреем из евреев, то есть происходил от потомственных иудеев, не смешавшихся через брачные связи с язычниками. Он был также израильтянином и мог похвалиться своим происхождением от возлюбленного Иакова, как и они, и был потомком Авраама, а не прозелитом. Из этих слов можно сделать заключение, что лжеапостолы, причинявшие так много неприятностей христианам из язычников, были иудеями.

II. Он также напоминает о своем апостольстве, о том, что он был более, чем просто служитель Христа, ст. 23. Бог посчитал его верным и поставил на это служение. Он был плодотворным служителем для коринфян; они получили исчерпывающие доказательства его служения: Они Христовы служители? ...я больше.

III. Более всего апостол подчеркивает то, что он необычайно много страдал за Христа, и именно этим хвалится, вернее хвалится благодатью Божией, сделавшей его способным быть гораздо более других в трудах, переносить очень большие страдания — безмерные раны, частые заключения в темницы и многократные угрозы смерти, ст. 23. Следует отметить: Желая показать себя выдающимся служителем, апостол доказывает это тем, что был выдающимся страдальцем. Павел был апостолом язычников, и поэтому его ненавидели иудеи; они вредили ему, как только могли. И среди язычников он сталкивался с жестоким обращением. Ему были знакомы узы и темницы; никогда самый отъявленный разбойник не попадал в руки общественного правосудия чаще, чем Павел. Темницы, телесные наказания и тому подобное, что составляло удел наихудших из людей, были уделом и Павла. Когда бы он ни попадал к иудеям, они никогда не щадили его. От иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного, ст. 24. Сорок ударов были предельной мерой, предусмотренной их законом (Втор 25:3), но обычно, чтобы не превысить ее, они сокращали наказание на один удар. И это было единственное снисхождение, какого Павел удостоился от иудеев. Язычники не соблюдали подобной умеренности в наказаниях, они три раза били его палками; можно предположить, что один раз это произошло в Филиппах Деян 16:22. Однажды он был побит озверевшей толпой так, что его уже посчитали мертвым, Деян 14:19. Далее он говорит, что три раза терпел кораблекрушение, и мы вполне верим ему, хотя в Священном Писании повествуется только об одном из них. ...Ночь и день пробыл во глубине (ст. 25) — в какой-то подземной тюрьме или в какой-либо другой глубине, где он содержался как узник. Такова была вся его жизнь: куда бы он ни направлялся, всюду его подстерегали опасности. Если он путешествовал по морю или по суше, то подвергался опасности со стороны разбойников; иудеи, его соотечественники, искали убить его; и язычники, к которым он был послан проповедовать, были не добрее, так как и среди них он находился в опасности. И в городе, и в пустыне ему одинаково грозила опасность. Он был в опасности не только среди явных врагов, но и среди тех, кто, называя себя братьями, в действительности были лжебратьями, ст. 26. Кроме всего этого, он очень уставал и много страдал, исполняя свое служение; за все это последует расплата, люди будут призваны к ответу за все тревоги и страдания, какие они причиняли служителям. Павлу не были знакомы богатство и изобилие, власть и наслаждения; он часто был в бдении, испытывая голод и жажду; часто в посте; терпел стужу и наготу, ст. 27. Он был самым великим благословением эпохи, а с ним обращались так, как если бы он был бременем для земли, язвой общества. И это было не все; на нем как на апостоле лежала забота о всех церквах, ст. 28. Об этом он пишет в последнюю очередь, как если бы эта забота была для него самым тяжелым бременем, как если бы ему было легче перенести все преследования своих врагов, чем позорные грехи, обнаруженные в подопечных ему церквах. Кто изнемогает, с кем бы я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся? (ст. 29). Не было ни одного немощного христианина, кому не сочувствовал бы Павел, и ни одного соблазнившегося, за кого бы он не переживал. Как мало у нас оснований любить пышность и богатство этого мира, если этот благословенный апостол, один из самых прекрасных людей, живших когда-либо, кроме Иисуса, испытал в нем так много лишений. Но он не стыдился своих страданий, а наоборот, почитал их за честь, и поэтому, хотя хвалиться было противно его природе, он говорит: Если должно (мне) хвалиться, если мои враги вынуждают меня к этому, то буду хвалиться немощью своею, ст. 30. Заметим: Страдания за правду более, чем что-либо другое, послужат к нашей похвале.

Неожиданно, будто забыв сказать об этом раньше, Павел вспоминает в последних двух стихах один случай, происшедший с ним в Дамаске вскоре после его обращения, когда он еще не был утвержденным в вере, по крайней мере, не был еще служителем и апостолом, Деян 9:24−25. Это была первая серьезная опасность, с которой он столкнулся, и вся его остальная жизнь протекала подобным образом. Чтобы никто не усомнился в правдивости его слов, апостол подкрепляет все сказанное им торжественной клятвой, апеллируя к всеведению Божиему, cт. 31. Какое утешение для добродетельного человека, что Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа есть Бог всеведущий, Он знает истинность наших слов, знает все, что мы делаем и переносим ради Него.


Толкование отцов церкви (2 Коринфянам 11 глава 31 стих)

Иоанн Златоуст (~347−407)

Ст. 31−32 Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословенный во веки, знает, что я не лгу. В Дамаске областной правитель царя Ареты стерег город Дамаск, чтобы схватить меня; и я в корзине был спущен из окна по стене и избежал его рук

«Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа… знает, что я не лгу. В Дамаске областной правитель царя Ареты стерег город Дамаск, чтобы схватить меня» (ст. 31, 32). Почему он здесь подтверждает и удостоверяет свои слова, тогда как прежде нигде этого не делал? Потому, может быть, что это было уже давно и мало известно; указанное прежде, как, например, попечение о церквях и все прочее, было им известно. Итак, смотри, какова была брань, если (этнарх) ради него стерег город. Когда же говорю о брани, разумею ревность Павлову. Если бы он не дышал таким огнем ревности, то не воспламенил бы такого неистовства в этнархе. Таково свойство души апостольской — столько терпеть и никогда не колебаться, но все, что ни случится, переносить мужественно, однако, не вдаваться безрассудно в опасности и не бежать им навстречу. Смотри, в самом деле, на какое средство согласился он, чтобы избегнуть осады: «я в корзине был спущен из окна». Хотя он и желал переселиться из этой жизни, однако искал и спасения человеческого, почему неоднократно изобретал и подобные средства, чтобы сберечь себя для проповеди, и не отказывался пользоваться человеческими мерами, когда требовали того обстоятельства. Так он был осторожен и бдителен. Где бедствия были неизбежны, там прибегал к одной благодати; а где искушение не превышало (человеческих сил), там многое и от себя придумывал. Но и здесь опять все приписывал Богу. И как искра неугасимого огня, упавшая в море, хотя и поглощается множеством волн, но потом опять восходит на поверхность столь же светлою, так и блаженный Павел — то как бы в бездну погружался, обуреваемый бедствиями, то освобождался и являлся блистательнейшим, оставаясь победителем в своих злостраданиях.

Источник: Гомилии на 2-е послание к Коринфянам

Феофан Затворник (1815−1894)

Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа весть, сый благословен во веки, яко не лгу

К чему такое удостоверение в истине слов? Богом свидетельствуюсь, пред Богом говорю, что не лгу. Что подтверждает: истину сказанного уже или того, что имеет говорить еще? Но из сказанного многое коринфяне лично знали и видели своими глазами, а судя по этому, не имели повода сомневаться и в том, чего не видели. Следовательно, это надо отнести к последующему. К чему же? — Не к тому, что было в Дамаске, ибо это обстоятельство не так важно и невероятно, чтоб для удостоверения в истине события нужно было свидетельствоваться Богом. Скорее, следует это отнести к сказанию о восхищении до третьего небесе, как явлении, выходящем из ряда обыкновенных. Сказание же о гонении святого Павла в Дамаске вставлено здесь не потому ли, что сие событие стояло в каком-либо соприкосновении с восхищением на небо святого Павла, — и потому стоит здесь как введение?

Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа. И Бог и Отец Господа же. Но и Господь есть Божеское имя, потому сим говорится то же, что: Отец Бога; и, следовательно, Господь Иисус Христос есть Бог от Бога. — Сый благословен во веки. Любящее и благоговейно чтущее Бога сердце, и всегда Его созерцающее благопопечительным Отцом, не может удержаться, чтоб, в своих возношениях к Богу, не выразить таких расположений каким-либо благоговейным и любительным словом. Так и делает святой Павел и здесь, и во многих других местах. — Весть, яко не лгу. Пред Богом ходил и все мысли свои, и чувства, и расположения, и дела вел, как пред лицем Бога. Сознание не указывало ему никакой в себе кривости пред Богом, ни в каком отношении. Он с дерзновением и свидетельствуется Богом, и в том, что сказываемое им истинно, и в том, что оно Самим Богом одобрялось, устроялось, вспомоществовалось.

Источник: Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла, истолкованное святителем Феофаном.

Феофилакт Болгарский (~1078−~1107)

Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословенный во веки, знает, что я не лгу

Ничего из прежде сказанного он не подтвердил, здесь же подтверждает и удостоверяет, может быть, потому, что то, что он сказал здесь, совершилось давно и было не так ясно, а прежде рассказанное, как, например, скорби и тому подобное, было известно коринфянам

Источник: Толкование на Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла.

Амвросиаст (IV в.)

Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословенный во веки, знает, что я не лгу

Бога призывает в свидетели, поскольку нетрудно поверить в то, что он говорит.

Источник: На Послания к Коринфянам

Лопухин А.П. (1852−1904)

Ст. 31−32 Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословенный во веки, знает, что я не лгу. В Дамаске областной правитель царя Ареты стерег город Дамаск, чтобы схватить меня; и я в корзине был спущен из окна по стене и избежал его рук

Но Апостола, очевидно, по поводу его «немощей», враги его высмеивали. По-видимому, они обличали его пред Коринфянами в том, что он проявляет свою «немощь» или, иначе, слишком боится опасности и там, где никакой опасности нет. Так могло представляться несколько странным бегство Апостола Павла из Дамаска, когда он ушел необыкновенным образом из города — спустившись в корзине по городской стене. «Что за странный способ удаления для Апостола, который гордится тем, что он призван Самим Христом?»- могли говорить враги Ап. Павла. «И нужно ли было прибегать к такому поспешному бегству из Дамаска?» На эту насмешку Апостол отвечает, что опасность в то время для него предстояла самая серьезная. Жившие в Дамаске иудеи наняли одного арабского шейха, служившего у арабского царя Ареты, для того чтобы он захватил Павла и поступил с ним как ему казалось лучшим. От такого человека можно было Ап. Павлу ожидать всего дурного, и потому Ап. поспешил как можно скорее удалиться из Дамаска, не испытывая Бога, не защитит ли Он его каким либо чудесным образом. Значит, над Апостолом враги его смеялись неосновательно: он должен был скорее бежать из Дамаска. — В (Деян 9:25) сказано, что Павел бежал не от арабского шейха, а от иудеев. Это показание однако легко примирить с настоящим объяснением самого Павла. Очевидно, иудеи были инициаторами в этом случае, а арабский шейх действовал только как их орудие.

Источник: Толковая Библия.

См. также Толкование на 2Кор 11:22


Открыть окно