Лингвистический и экзегетический ключ (Роджерс) (1 Коринфянам 3 глава 18 стих)

εξαπατατω praes. imper. act. от εξαπαταω (#1987) обманывать. Предложное сочетание перфектно: "обманывать и достигать в этом успеха" (МН, 311). О praes. imper. в отр. см. Рим. 6:12. ει (#1623) если. Вводит cond. 1 типа, в котором условие считается истинным, δοκει praes. ind. act. от δοκεω (#1506) думать, считать, полагать, ειναι praes. act. inf. от ειμι (#1639) быть. Inf. как дополнение гл. γενεσθω aor. imper. med. (dep.) от γινομαι (#1181) становиться, γενηται aor. conj. med. (dep.). Conj. с ινα (#2671) в прид. цели.


Учебная Библия МакАртура (1 Коринфянам 3 глава 18 стих)

3:18,19а не обольщай самого себя См. пояснения к 1:18−25. Тем, кто оскверняет церковь и полагает, что может разрушить ее своей человеческой мудростью, лучше бы отбросить эту мудрость и принять простоту креста Христова.


Комментарии МакДональда (1 Коринфянам 3 глава 18 стих)

3:18 В христианском служении, как и в христианской жизни вообще, всегда есть опасность самообмана. Возможно, учителя, приходящие в Коринф, принимали вид людей чрезвычайно мудрых. Всякий, имеющий высокое мнение о собственной мирской мудрости, должен понять, что нужно стать глупцом в глазах мира, чтобы быть мудрым в глазах Бога.

Хорошо перефразировал это место Годет:

«Если какой-либо человек — неважно, коринфянин или кто-то другой, — проповедуя Евангелие в вашем собрании, присваивает себе роль мудреца или репутацию глубокого мыслителя, дайте ему убедиться в том, что он не приобретет истинной мудрости, пока в его жизни не наступит переломный момент, когда исчезнет его собственная, переполняющая его мудрость, и только после этого он обретет мудрость свыше». (Frederic L. Godet, Commentary on First Corinthians, p. 195.)


Толкование Мэтью Генри (1 Коринфянам 3 глава 18 стих)

Стихи 18−20. В этих стихах апостол призывает коринфян к смирению и скромности как средству против беспорядков в их церкви, против разделений и споров между ними: «Никто не обольщай самого себя.., cт. 18. Не позволяйте претендующим на знания и красноречие уводить вас от истины и простоты евангельского учения — раввинам, ораторам, философам».

Заметьте: Мы подвергаем себя большой опасности обольщения, если слишком высоко ценим мудрость и способности человеческие. Простое и чистое христианство обычно пренебрегается теми, кто приспосабливает свое учение к развращенным вкусам своих слушателей, излагая его красноречивым языком и подкрепляя видимостью глубоких знаний и сильной аргументацией. Но ...кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтоб быть мудрым. Он должен сознавать собственное невежество и сокрушаться об этом; он не должен доверять собственному разуму и полагаться на него. Иметь высокое мнение о собственной мудрости — это значит льстить себе самому, а от этого только один шаг до самообмана. Кто хочет стать истинно мудрым, тот должен быть безумным. Человек, отвергающий свои собственные понятия, чтобы следовать Божиим наставлениям, находится на пути к истинной и вечной мудрости. Направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим, Пс 24:9. Кто имеет невысокое мнение о своих собственных знаниях и способностях, тот более склонен поучаться и совершенствоваться путем откровения свыше; но гордый человек, довольный собственной мудростью, берется исправлять даже божественную премудрость и предпочитает свои поверхностные рассуждения откровениям непогрешимой истины и мудрости.

Заметьте: Мы должны унизить себя перед Богом, если хотим быть действительно мудрыми: Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом.., cт. 19. Мудрость мирских людей (политиков, философов, ораторов) есть безумие пред Богом. Она не идет ни в какое сравнение с мудростью Божией. Сравнивать мудрость Божию с нашей мудростью — равносильно сравнению Его могущества и Существа с нашими. Не существует общей меры для сравнения конечного с бесконечным. Мудрость человеческая оказывается особенным безумием, когда она соперничает с Божией премудростью. Как справедливо Он презирает ее, и как легко Он может опровергнуть ее и привести в замешательство! Он уловляет мудрецов их же лукавством.., Иов 5:13. Более того, «Господь знает умствования мудрецов, что они суетны» (ст. 20). Бог знает в совершенстве человеческие помыслы, его самые сокровенные намерения и цели. И Он знает, что они суетны. Не должно ли это научить нас скромности и благоговению перед премудростью Божией? Тот, кто хочет быть действительно мудрым, должен учиться у Бога, а не противопоставлять свою мудрость Его мудрости.


Толкование отцов церкви (1 Коринфянам 3 глава 18 стих)

Василий Великий (329/30−379)

Никтоже себе да прельщает: аще кто мнится мудр быти в вас в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет

Вопрос. Как человек делается «мудрым в веке сем»?

Ответ. Если убоится суда Господа, Который говорит: «Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою» (Ис 5:21), станет подражать сказавшему: «скотен бых у Тебе» (Псал.72, 22), и, отринув всякое мнение о своей мудрости, не прежде признает что либо в своих суждениях добрым и начнет рассуждать о чем, как самою Господнею заповедью приучив себя к тому, что угодно Богу, в деле ли или в слове, или в помышлении; потому что Апостол сказал: «Такую уверенность мы имеем в Боге через Христа, не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога» (2Кор 3:4−5), Который учит «человека разуму», как написано (Псал.93, 10).

Источник: Правила, кратко изложенные в вопросах и ответах.

Иоанн Златоуст (~347−407)

Ст. 18−19 Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их

Приступив к обличению кровосмесника еще заранее, как я выше сказал, сделав это прикровенно и в кратких словах, и пробудив совесть его, апостол опять обращается к опровержению внешней (языческой) мудрости и к обличению тех, которые, гордясь ею, разделяли Церковь, чтобы, присовокупив то, что еще оставалось сказать, и совершенно окончив этот предмет, со всей силой направить речь против кровосмесника, которого он касался и прежде. Слова: «никто не обольщай самого себя» направлены особенно против него, чтобы вразумить и устрашить его; также на него особенно делается намек в слове: «тростие», и в словах: «не знаете ли, что вы — храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» Обыкновенно два побуждения более всего удерживают нас от греха: когда мы представляем следующее за грехом наказание, и когда размышляем о собственном достоинстве. Так и апостол речью о сене и тростии устрашает, а указанием на наше достоинство пристыжает, исправляя первым более нечувствительных, а последним — более кротких. «Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным». Как он повелевает быть мертвым для мира (Кол 2:20), и эта мертвенность не только не вредит, но еще приносит пользу, делаясь источником жизни, так теперь повелевает быть безумным для мира, указывая нам в этом истинную мудрость. Безумным для мира бывает тот, кто презирает внешнюю мудрость и убежден, что она нисколько не содействует ему к принятию веры. Потому, как нищета по Боге ведет к богатству, смирение — к величию, презрение (земной) славы — к славе, так и это безумие делает человека мудрее всех, потому что у нас все бывает напротив. И для чего он не сказал: пусть оставит мудрость, но: «буй да бывает»? Для того, чтобы как можно более унизить внешнюю ученость. Не одно ведь и то же сказать: оставь свою мудрость, или — будь безумным. С другой стороны, он научает нас не стыдиться нашей неучености, представляя все внешнее достойным осмеяния. Он не стыдится названий, потому что полагается на силу дел. Как крест, вещь по-видимому поносная, сделался источником бесчисленных благ, причиной и виновником неизреченной славы, так и кажущееся безумие делается для нас виною мудрости. Как тот, кто худо научился чему-нибудь, если не оставит всего, не изгладит из души своей и не представит ее чистою для желающего вновь учить его, не познает ясно здравого учения, так и при внешней мудрости, если не оставишь всего, не очистишь ума своего и не предашь себя вере, подобно простолюдину, то не познаешь ничего доброго надлежащим образом. Так и имеющие слабое зрение, если, закрыв глаза, не вверят себя другим, а будут руководиться своим испорченным зрением, будут блуждать гораздо более тех, которые совершенно ничего не видят.

А как можно, скажешь, оставить внешнюю мудрость? Не принимая ее учения. Повелев таким образом оставить эту мудрость, апостол приводит и причину, — следующую: «премудрость бо мира сего буйство у Бога есть». Она не только не помогает, но еще служит препятствием; следовательно надобно оставить ее, как вредную. Видишь ли, как победоносно он опроверг ее, доказав, что она не только бесполезна, но еще приносит нам вред? Впрочем, он не довольствуется собственными доказательствами, а приводит еще свидетельство: «писано бо есть, — говорит, — уловляет мудрых в лукавстве их» (1Кор3:19). В лукавстве, т. е. уловляя их собственным их оружием. Так как они употребляли мудрость свою на то, чтобы обходиться без Бога, то Он чрез нее именно и доказал им, что они имеют великую нужду в Боге. Как и каким образом? Они чрез нее сделались безумными; следовательно чрез нее и уловлены. Думая обходиться без Бога, они пришли в такое бедственное состояние, что оказались хуже рыбарей и неученых, и в них же стали нуждаться. Потому он и говорит: в лукавстве их уловил их. Слова: погублю премудрость — выражают совершенную ее бесполезность; а слова: «запинаяй премудрым в лукавстве их» — показывают силу Божию.

Источник: Гомилия 10 на 1-е послание к Коринфянам

См. также Толкование на 1Кор 3:12

Феофан Затворник (1815−1894)

Никтоже себе да прельщает: аще кто мнится мудр быти в вас в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет

Мнящийся быти мудрым в веке сем, стань безумным, чтоб быть премудрым, — разумеется, истинно, или пред Богом.— Кто этот мудрый в веке сем? — Всякий, мудрствующий не по тому, как Бог повелел в откровении, а как вещи кажутся по его собственному смышлению. «Апостол разумеет здесь мудрость, лишенную благодати Духа, водящуюся одними человеческими помыслами» (Феодорит).

Мудрец этот свое имеет мировоззрение, в которое входит и понятие о нем самом, о месте его в мире и последних целях человека; обладает в разной степени ученостию и искусством слова; и главное, в устроении своей участи, своего быта и в ведении дел своих окончательно опирается на свои соображения, не сознавая нужды в высшей помощи; предметы, которыми занята его мудрость — всё внешние, земля и земное благобытие; забота о душе и спасении ее ему не всходит на ум. Но при всем совершенстве его мудрований по указанным частям, он только мнится мудр быти, а не есть. Другие, может быть, и не всегда считают его таковым, но сам он иначе на себя не смотрит, как на мудреца первой степени, хоть и ученость его, и житейская мудрость, и сумма познаний очень ограниченны, но он всегда высоко ставит себя по мудрости. И в этом он сам себя прельщает. Прелесть в том, что считает себя имеющим то, чего нет. В сей прелести запутаны все не истинные христиане. Она есть облачение гордости, облак, облежащий ее. Эту-то прелесть рассеивая, Апостол говорит: всякий такой буй да бывает, то есть прежде всего пусть сознает сам себя, что не имеет никакой мудрости; потом и самую мудрость мнимую пусть признает не мудростию, а пустым призраком мудрости; и затем пусть примет и учение, и образ жизни такие, которые и сам он прежде считал буйством, и все, которые одинакового с ним настроения, и считали, и считают буйством, — и таким буиим пусть явится пред лицом всех мудрых в веце сем. Буиим быть — значит и самого себя сознать таковым по внешней мудрости, и другие чтоб начали считать его таким, потому что он во всем переменился. Не отстать только от внешней мудрости, но и пристать к буйству проповеди заповедует Апостол. А такой не может обойтись без того, чтобы его не поносили, как буяго: верует в Распятого, раздает имение, умерщвляет плоть, ночи проводит в молитве, чуждается увеселений; обижает кто, — не защищается; пред ним красоты в разных видах, а он в них вкуса не находит; денежку не бережет про черный день, всегда о чем-то думает и чает себе того, чего не видит ни он и никто другой. По мудрости века сего — это всякого осуждения достойное буйство. Вот его-то и предлагает Апостол, удостоверяя, что кто станет таковым, тот-то и будет настоящим мудрецом. Да премудр будет, то есть иначе нельзя быть истинно премудрым, как явившись буиим пред лицом мудрости века сего: ибо кто таким явится, тот, значит, вступил в область премудрости, яже от Бога, и стал ее обладателем.

Святой Златоуст говорит на это: «как повелевает Апостол быть мертвым для мира (Кол 2:20) и эта мертвость не только не вредит, но еще приносит пользу, соделываясь источником жизни, так теперь повелевает быть безумным для мира, указывая нам в этом истинную мудрость. Безумным для мира бывает тот, кто презирает внешнюю мудрость и убежден, что она нисколько не содействует ему в деле веры и спасения. Посему, как нищета по Богу ведет к богатству, смирение — к величию, презрение (мирской) славы — к славе, так и это безумие делает человека мудрее всех, ибо у нас все бывает напротив. И для чего он не сказал: да оставит мудрость, но буй да бывает? — Для того, чтобы как можно более унизить внешнюю ученость. Ибо не одно и то же сказать: оставь свою мудрость и: будь безумным.— С другой стороны, он научает нас не стыдиться нашей неучености, ибо представляет все смешное достойным осмеяния. Он не стыдится названий, потому что полагается на силу дел. Как крест, вещь по видимому поносная, сделался источником бесчисленных благ, причиною и виновником неизреченной славы, так и кажущееся безумие делается для нас виною мудрости. Как тот, кто худо научился чему-либо, если не оставит всего, не изгладит из души своей и не представит ее чистою для желающего вновь учить его, не познает ясно здравого учения, так и при внешней мудрости, если не оставишь всего, не очистишь ума своего и не представишь себя вере, подобно простолюдину, то не познаешь ничего доброго надлежащим образом; подобно тому, как имеющий слабое зрение, если, закрыв глаза, не вверяет себя другим, а руководствует своим испорченным зрением, блуждает гораздо более тех, которые совершенно ничего не видят. А как, скажешь, можно оставить внешнюю мудрость? — Не принимая ее учения».

Источник: Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, истолкованное святителем Феофаном.

Ефрем Сирин (~306−373)

Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым

Итак, никто себя да не обманывает, пусть не думает, что не получит никакого наказания тот, кто вносит порок в тело свое, которое посредством даров благодати, удостоено быть жилищем Духа. Итак, если кто из вас подумает, что я (он) мудр в сем веке, то не только таковой ни мало да не похваляется этим, но даже еще глупым да будет, то есть простым и невинным, дабы быть мудрым в Господе.

Источник: Толкование на послания божественного Павла.

Исидор Пелусиот (350/60−435/40)

Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым

На сказанное: аще кто мнится мудр быти, буй да бывает.

Спрашивал ты, что значить сказанное Павлом: аще кто мнится мудр быти в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет. Посему, выслушай вкратце. Самомнение служит препятствием успеху, почему надобно истребить в себе надменность и напыщенность (а такова еллинская мудрость, в которой нет ничего твердого и постоянного), и потом уже исполняться Божественного наставления. Ибо, если не будет истреблено то, что надмевало, испортится твердая пища. А если угодно, то слово мое представит и пример. Как в теле, если скопится в чреве излишний газ, сие вредит пищеварению, так и надменность, если преградит вход слову, вредит здравию души. Самое прочное основание здравию — смиренномудрие, которому научает естество наше. Ибо оно, как прах и пепел, громко говорить о себе, из чего оно произошло, и самою действительностью смиряет гордыню страждущих высокомерием.

Источник: Письма. Книга II.

Марк Подвижник (IV—нач.V вв.)

Хотяй быти мудр в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет

Мудрые по букве признают согрешающими одних обижающих, а премудрые по Духу Божию, будучи и обижаемы, порицают себя, когда не переносят обид терпеливо, с благим произволением, с радостию. Порицают они себя не только за это, но и по той причине, что признают скорби возникшими из данного ими некогда повода, из какого-либо прежнего согрешения, хотя согрешения бывают легче и тяжелее одно другого. Кто мстит за себя, тот как бы обвиняет Бога в бессудии, а кто претерпевает нашедшую скорбь, как свойственную себе, тот терпением приносит исповедание в преждесоделанных согрешениях, за которые и подвергается страданию от наведенной напасти.

Источник: Святитель Игнатий Брянчанинов. Приношение современному монашеству. Том 5. Глава 33. Учение святых Отцов о тесном пути: Выписка из творений преподобного Марка Подвижника.

Феофилакт Болгарский (~1078−~1107)

Никто не обольщай самого себя

Думая, что это бывает иначе, а не так, как я сказал.

Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым

Сделав легкий намек на согрешившего, опять обращает речь к тем, которые надмевались внешней мудростью. Кто, говорит, думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, то есть пусть отринет мудрость внешнюю, чтобы приобрести божественную. Ибо как нищета по Боге есть богатство, и бесславие — слава: так и безумие по Боге есть мудрость. Смотри же: не сказал: пусть отринет мудрость, но, что гораздо более, будет безумным, то есть пусть ни о чем не умствует сам от себя, пусть не верит собственным доказательствам, но следует за Богом, как стадо за пастырем, и верует всему божественному.

Источник: Толкование на первое послание к Коринфянам святого апостола Павла.

Амвросиаст (IV в.)

Хотяй быти мудр в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет

То есть никто по своему собственному человеческому разумению да не надеется в помощь себе на одного себя.

Источник: На Послания к Коринфянам

Лопухин А.П. (1852−1904)

Ст. 18−20 Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их. И еще: Господь знает умствования мудрецов, что они суетны

Источник только что указанного зла заключается в следующем. Некоторые люди, правильнее проповедники, выступают среди коринфян с мудростью этого века, тщеславясь своею способностью рассуждать как философы. Отсюда, разумеется, они заставляют своих слушателей отступать от того пути, на каком они были поставлены Ап. Павлом и Аполлосом. Ап. увещевает читателей не увлекаться этой светской мудростью, даже отказаться от нее, стать безумным во мнении мирских философов, чтобы сделаться действительными мудрецами в христианском смысле. Поступать так необходимо, потому что к этому призывает уже Св. Писание. В книге Иова (V:13) мудрецы представляются уже такими, которые попадают в свои собственные сети. След., здесь говорится о ничтожестве результатов чисто-человеческой мудрости. Далее (Пс ХСІІІ:11) говорится о том, что чисто-человеческая мудрость ничтожна и по самому своему существу. Конечно, Ап. имеет здесь в виду тот случай, когда мудрость человеческая берет на себя смелость найти средства к искуплению человечества и дать человеку спасение. Посильные же труды мудрости человеческой Ап. одобряет (Флп IV:8).

См. также Толкование на 1Кор 3:5


Открыть окно